Яндекс метрика
Юрий Шарандин: «Современные предприниматели - отчаянные ребята!» - «Московская гильдия»
Закрыть

Связаться с нами



Юрий Шарандин: «Современные предприниматели — отчаянные ребята!»

Старший вице-президент Московской торгово-промышленной палаты — о разных профессиях,  предназначении гильдий и будущих правнуках.

— Юрий Афанасьевич, на протяжении жизни вам удалось «примерить» на себя несколько профессий: вы и журналист, и юрист, и даже электромонтажником были… Может мы еще чего-то не знаем?

— Еще я танкист. Механик-водитель средних танков, служил в Германии. Интереснейший период жизни, до сих пор нахожу на картах Google это место в бывшем ГДР — танкодром там можно найти по сей день. Танки так перемололи  этот песчаник , что на нем ничего и не растет с 1972 года.

— Да, 47 лет прошло, а вы вспоминаете, карты рассматриваете… Потому, что в армии было хорошо? Или потому что плохо?

— В армии было напряженно и ответственно, а еще тяжело без семьи и привычного окружения. Но зато в армии мне пригодились мои занятия немецким языком, я даже шефские концерты вел для немецких коллег… После армии вернулся на оборонное предприятие электромонтажником, а через год поступил на факультет журналистики МГУ. Всегда считал журналистику своим призванием.

previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
Slider

— А в электромонтажники зачем тогда пошли?

— Раньше не принято было бездельничать. Если сразу после школы не поступил — надо идти работать. Я пошел на оборонное предприятие, паял своими руками бортовую аппаратуру для космических кораблей, блоки управления. Это требовало специальных навыков и меня, как и других молодых людей, усиленно готовили к этой работе. Пайка была очень специфическая — «скелетная»: провода припаиваются к клемме, но не образуется капля олова, а сквозь припой видны жилы проводов. Это делалось для того, чтобы уменьшить вес детали и изделия в целом. При этом шейка провода должна была оставаться гибкой, чтобы не сломаться… Очень сложная, кропотливая работа. К тому же, в то время была очень жесткая военная приемка, каждая деталь рассматривалась под лупой. Нам «за вредность» даже выдавали дополнительное питание — яблочный мармелад. Я там отработал год до армии и год после армии.

— В журналистике тоже было тяжело?

— Не легко, но очень интересно. На третьем курсе журфака я пришел на иновещание Гостелерадио в  главную редакцию пропаганды. Объем вещания на зарубежные страны тогда был мощный: порядка тысячи часов в месяц, 60 с лишним языков. Писал материалы о преимуществах советского образа жизни — о крепости рубля, о медицине и детских садах, о заводах и пашнях. Потом эти тексты расходились по другим редакциям, в зависимости от тематики… Правда, после окончания университета я не стал работать по профессии, пошел, как тогда говорили, по партийной линии, работал в отделе спорта в городском комитете ВЛКСМ.

 

— И как же переквалифицировались в юристы?

— Случайно. В 1990-е годы, когда все смешалось, оказался в одном кабинете с юристами, в частности с нынешним президентом МТПП Владимиром Михайловичем Платоновым. Слушая их разговоры, я понял, что юриспруденция очень увлекательная штука и пошел учиться, доучился до кандидата юридических наук.  Кстати тогда же, в начале 90-х, я возвращался в журналистику, был учредителем и главным редактором пары газет, это тоже был новый опыт, ведь журналистика стала совсем другой.

— Сегодня не жалеете, что не выбрали какую-то одну профессию на всю жизнь?

— Ни в коем случае! Я считаю, что многоборец по жизни всегда имеет преимущества. Жизнь иногда подкидывает такие задачи, которые требуют комплексного подхода, разнообразных знаний и умений.

— И навыки электромонтажника пригодились?

— А почему нет?  До сих пор и на работе и дома без проблем с проводами-выключателями-кнопками. В юриспруденции, между прочим, существует огромное количество специализаций. Люди, занимающиеся гражданским правом,  практически никогда не сталкиваются с уголовным, и так далее. Я же, когда работал в Совете Федерации, был представителем верхней палаты парламента в Конституционном суде России.  Как известно, Конституционный суд рассматривает любые обращения о соответствии конституции тех или иных законов. Вот там мой разноплановый опыт мне очень пригодился: приходилось представлять позицию Совета Федерации по всему спектру вопросов — начиная от трудового права и заканчивая уголовным.

previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
Slider

— Юрий Афанасьевич, вы практически 30 лет проработали в законодательной власти  — в Мосгордуме, затем в Совете Федерации, с 2008 по 2016 год были начальником правового управления Совета Федерации… Вы наверняка точно знаете какого закона не хватает предпринимателям России для полного счастья?

— Наше законодательство весьма объемное, в нем всего хватает. А  предпринимателям не хватает умения правильно исполнять законы. Как-то для одного из заседаний Конституционного суда я подсчитал количество изменений, внесенных в Налоговый кодекс РФ, — их оказалось более 120! Это значит, что идет постоянная шлифовка законодательства, что оно перманентно подстраивается под исполнителей, приобретая все более четкие нормы и формулировки. Поэтому повторю: законов достаточно, других не надо. Но надо понимать, как применять те, что есть. А вот с этим у нас пока проблемы. Над правовой грамотностью населения вообще и бизнесменов в частности еще работать и работать.

— А есть ли законы, откровенно мешающие развитию предпринимательского сообщества в России?

— Нет, таких законов нет. Но помимо законов есть масса других препятствий для развития.  Я, например, не очень понимаю, как формируется учетная ставка Центробанка. Не понимаю, почему так долго надо было тянуть время, чтобы урегулировать деятельность микрофинансовых организаций, которые загоняли людей в невыносимые условия кредитования — до 6 тысяч процентов годовых! Я не понимаю, почему варианты написания мелких шрифтов в договорах до сих пор принудительно не отменены. То есть, с собственными гражданами государство позволяет недобросовестным предпринимателям вести себя не совсем корректно.

В Советском Союзе люди были уверены, что они защищены. Да, жили небогато , но никто не думал о собственной юридический или финансовой грамотности — необходимости такой не было. А сейчас если уж ты вышел «играть на поляну», но не  до конца усвоил правила игры — тебя быстро обыграют. И никто тебя не пожалеет.

 

— То есть, все-таки «советский образ жизни» был лучше?     

— У меня нет ностальгии по советскому образу жизни. Там были другие правила, другие принципы, другие варианты взаимоотношений… Те времена и нынешние даже сравнивать нельзя — они принципиально разные. Я говорю о том, что позиция человека в обществе была другой — он просто ходил на работу и не думал ни о чем. Ему не надо было изучать Трудовой кодекс, чтобы уверенно чувствовать себя на этой работе. Была твердая уверенность: Трудовой кодекс прочитал мой работодатель и он неукоснительно будет выполнять все нормы. Количество рабочих часов, отпускных дней, минут, потраченных на обед — все было по закону.

— Если бы вы были бизнесменом, то какой бы это был бизнес и какие законы вы предложили бы принять законодателям для его развития и поддержки?

— Так именно поэтому  я и ушел из бизнеса!  Быстро стало ясно, что  одно дело — находиться в условиях стерильных законов, и совсем другое —  пребывать в нестерильной атмосфере применения этих законов. Те люди, которые сегодня занимаются предпринимательством, — это отчаянные ребята, на мой взгляд! И главная задача МТПП — хоть как-то облегчить жизнь этим отчаянным ребятам.

previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
Slider

— Юрий Афанасьевич, вот уже третий год вы занимаете пост старшего вице-президента МТПП. Это интересная работа?

— Мне она нравится. У нас с президентом МТПП сложился сплоченный тандем: он главнокомандующий, а я начальник штаба. Занимаюсь внутренними делами, документами, организационными вопросами. На мой взгляд, весьма удачное разделение труда. И, кстати, многопрофильность прошлых лет мне в нынешней работе очень пригодилась. В моем ведении находятся разные отделы МТПП, наши дочерние предприятия — Мосэкспертиза и «Меркурий», и я должен разбираться в деятельности всех подразделений, чтобы адекватно оценивать ситуацию в работе на том или ином направлении.

Какой проект торгово-промышленной палаты за то время, что вы здесь работаете, вы считаете наиболее удачным?  

— Уверен, что наша онлайн площадка «Бизнес-маркет», где члены торгово-промышленных палат России и зарубежных стран могут обмениваться товарами и услугами, —  это самый удачный проект последнего времени для МТПП. Мы придумали некую новую архитектуру маркет-плейса. Обычно коллеги при создании подобных площадок как бы строили здание — очень красивое, высокое, этакий пятизвездочный отель, куда вложены огромные средства. Вот его построили и оно стоит без постояльцев… А мы пошли по другому пути. Мы исследовали наш внутренний рынок — опросили всех членов палаты, узнали чего именно они ждут от маркет-плейса В2В  — и на основании этого исследования создали первое звено «Бизнес-маркета». А уже потом стали  «прикручивать» дополнительные функции к работающей площадке. Таким образом, удалось создать интересное всем место, где сегодня присутствует уже более 10 регионов России и несколько зарубежных компаний.

Сейчас мы находимся на пороге внедрения новой функции — организации электронного документооборота на нашей площадке.  Это значит, что люди, у которых есть электронная цифровая подпись, смогут вести через «Бизнес-маркет» прямые переговоры без бумажных документов, скрепляя все договоренности электронной цифровой подписью. Получить ее сейчас очень просто — 1700 рублей в год и пользуйтесь на здоровье! Если не знаете, куда за ней идти — МТПП оказывает услуги по получению электронной цифровой подписи.

 

—  Какие еще проекты сейчас наиболее актуальны?

— Мы ведь ничего не придумываем, мы просто реагируем на ту новостную повестку, которую преподносит нам каждый новый день. Сегодня очень актуальна тема самозанятых. Появляется совершенно новая категория лиц, которые являются предпринимателями, у них специфическое юридическое положение, они работают в одиночку.  Совершенно очевидно, что рано или поздно у них возникнет потребность объединиться, ведь любые вопросы и проблемы, возникающие на пути предпринимателя, проще и эффективней решать сообща!  И мы уже сегодня, опережая события, готовимся к тому, чтобы принять объединение самозанятых как одну из наших гильдий. Причем мы готовы блюсти интересы не только самих самозанятых, но и получателей их услуг — о них пока никто не думает.

Кстати, сегодня в законе, который прописывает, кто может стать членом ТПП, нет такого понятия как «самозанятые». Поэтому президент МТПП, депутат Мосгордумы Владимир Платонов уже предложил коллегам из МГД внести в столичное законодательство соответствующие изменения, чтобы самозанятые были включены в круг лиц, которые могут быть членами МТПП. И когда они к нам придут — а они обязательно придут — мы уже будем готовы их принять. Еще одни плюс: МТПП может вести негосударственные рейтинги, что для самозанятых, при огромной конкуренции, очень важно.

— Сегодня в МТПП работает порядка 55 гильдий и комитетов по разным отраслям предпринимательства. Какие-то из них дублируют друг друга, какие-то давно не проявляют никакой активности, будто уснули… Фактически на слуху у общественности (и «на острие пера» у журналистов, освещающих работу МТПП) одни и те же гильдии, которые можно пересчитать по пальцам одной руки. Не пора ли навести порядок в работе гильдий? Или время само все и всех рассудит?

— Мой редактор в свое время говорил: «Для того, чтобы приготовить рагу из кролика, надо иметь хотя бы дохлую кошку». Это выражение можно отнести к любому делу, в том числе к работе гильдий, да и любых других структур. Палата не может и не должна тащить кого-либо за волосы в светлое будущее. У кого есть «кошка», кто хочет работать —  тот работает, кто не хочет — пусть спит дальше. Кстати, иногда они просыпаются, чаще всего когда на место руководителя гильдии приходит новый активный человек, наполненный новыми идеями и желанием воплощать их в жизнь. Пожалуйста! Палата создает одинаковые условия для всех, а уж как этими условиями пользоваться или не пользоваться — выбор каждой гильдии и каждого члена гильдий.

Ответственные предприниматели понимают, что необходимо развивать не только собственный бизнес, но и отрасль в целом.  Есть гильдии, прекрасно самоорганизованные и саморазвивающиеся. Это и Гильдия такси, и Гильдия блокчейна и цифровых технологий, и Гильдия хлебопеков Москвы, где работают удивительно заинтересованные люди. Они постоянно ищут что-то новое, ставят перед собой задачи, которые успешно решают. Вот, например, в Москву много хлеба завозится из регионов.  Члены Гильдии хлебопечения решили, что Москва сама себя сможет обеспечить хлебом и подготовили ряд документов о том, что в Новой Москве  и в районах, где будет проходить реновация, необходимо организовать сеть мелких пекарен. Сегодня эти документы, при поддержке МТПП, уже дошли до правительства города, надеемся вопрос решится положительно. Конечно, необходимо все продумать: пекарням нужна будет мука, вода, электроэнергия, определенное количество квадратных метров. Но, по предварительным расчетам, каждая такая пекарня будет каждый день производить порядка полутора тонн свежего хлеба — вот оно развитие бизнеса, который несет пользу всем!

previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
Slider

— Понятно, разгонять никого не будем. Пусть сами организовываются, определяются и делают (или не делают) все, что хотят. Но, как лично вам — старшему вице-президенту МТПП — видится будущее гильдий?

— Мне бы хотелось, чтобы все гильдии развивались свободно в меру своих возможностей и способностей. Мне бы не хотелось никому мешать и никого выделать. Но я определенно за то, чтобы поощрять тех, кто выделился сам — так сегодня и происходит. Чем поощряем активные гильдии? Приоритетным вниманием к их нуждам и запросам.

—  В 2013 году в одном интервью вас спросили кем вы себя видите через 10 лет. Вы ответили, что юристом как и сейчас (тогда). Прошло 6 лет и вы вице-президент торгово-промышленной палаты столицы. Я сегодня повторю этот вопрос, вдруг и наше интервью кто-то процитирует через 6 лет: Юрий Афанасьевич, кем вы себя видите через 10 лет?

— Ну, тогда я почти угадал —  ведь, честно признаться, юристом я остался и сегодня. Может и через 10 лет буду юристом, но уже самозанятым: буду преподавать, репетиторствовать. И, конечно, буду  пенсионером, который радуется правнукам. У меня шестеро внуков, так что правнуками через 10 лет я точно буду обеспечен!